Купить билет  
 
О ТЕАТРЕ АФИША КОМАНДА НОВОСТИ

КОНТАКТЫ

ПЛОЩАДКА
Дворец княгини Зинаиды Юсуповой
Литейный пр., д. 42
+7 (905) 221-22-17
 
 
 

Дворец княгини Юсуповой на Литейном.

Самые интересные факты.


В 1851 году одна из богатейших и знатнейших дам России и Европы княгиня Зинаида Ивановна Юсупова покупает участок земли на Литейной части Петербурга. И уже через год был назначен конкурс для постройки дома на приобретенной территории.  Небольшой анекдотический случай произошел в процессе конкурса и имел дальнейшее продолжение. Черновые наброски проекта дома были присланы княгине Юсуповой авторитетным и знаменитым уже в то время архитектором Гарольдом Боссе, уверенным в своей несомненной победе. Но, увы, княгиня «отодвинула» наброски Боссе и свой выбор остановила на проекте, предложенном Людвигом Бонштедтом, которым и был выстроен впоследствии дом. Спустя три года, Боссе, вероятно, испытывая материальные трудности, отправил Зинаиде Ивановне письмо с такими строчками: «Моя работа не имела чести получить Ваше одобрение, но Вы, Ваше сиятельство, сочтете справедливой мою просьбу о компенсации затраченного времени, которое я оцениваю суммой в сто рублей». Сто рублей – мизерная сумма, но княгиня не сочла правильным выполнить просьбу архитектора, если конкурс был им проигран.
Дворец  княгини Юсуповой на Литейном
Пышный фасад дома, выполненный Бонштедтом в эклектичной манере, сочетавший детали итальянского ренессанса и немецкого барокко, вызывал восхищение и современников, и людей более позднего времени.   В газете «Иллюстрированная неделя» в 1874 году было сказано, что «столичную архитектуру нельзя упрекнуть ни в однообразии, ни в недостатке действительно красивых и замечательных зданий. К числу их принадлежит, без сомнения, и дом княгини Юсуповой на Литейной, против Симеоновской улицы, близ Бассейной. Это весьма изящное здание, к сожалению, редко посещаемое домовладелицей, по слухам, проживающей больше за границей». (Симеоновская – ныне улица Белинского, а Бассейная – улица Некрасова).  Знаменитый, с немалой долей эпатажности театральный режиссер начала XX века Николай Евреинов высказывался не менее восторженно: «Темно-серый дом с графитным оттенком, почти сплошь мраморный, с огромным высеченным подъездом восхищал меня и настораживал отъединенностью от прочих зданий, тесно к нему примыкавших и казавшихся рядом с ним архитектурными плебеями. Словно этот дворец князя Феликса Юсупова графа Сумарокова-Эльстон всем своим видом надменно говорил прохожим, что он ничего общего не имеет с окружающими его домами». Более ироничную, но не упускавшую эпитет великолепия, характеристику дает дворцу известный художник и искусствовед А.Н. Бенуа. Дом на Литейной, по его словам «имел очень затейливый фасад, весь из серого камня высеченный, внутри же он был отделан по изысканнейшей моде «Второй империи», иначе говоря – с вызывающей роскошью».



Упомянутый Евреиновым князь Феликс Юсупов – правнук Зинаиды Ивановны, вошедший в историю России как главный заговорщик в деле об убийстве Распутина в декабре 1916 года. Получивший в наследство от прабабки петербургский дом на Литейном, Феликс не использовал его для жилья, а за очень небольшую плату отдавал некоторые интерьеры в аренду различным культурно-художественным организациям.  Так, князь Юсупов сдал Театральному Клубу свой особняк «почти задаром, взимая с Союза чисто символическую плату». Упомянутый Театральный Клуб в своей структуре имел несколько театральных «коллективов», в том числе и уникальный для того времени театр-кабаре «Кривое зеркало». Его зарождение осуществилось в декабре 1908 года. Александр Бенуа отметил это событие не без свойственной ему доли иронии и сарказма: «Когда кабаре стало действовать», то публику «пускали лишь по роскошной беломраморной лестнице, ведшей от вестибюля прямо в большой квадратный танцевальный зал. Там и был устроен кабацкий театрик». В «кабацком театрике» расцвели имена прозаика Надежды Тэффи, композитора Ильи Саца, режиссера Николая Евреинова. Основоположником «Кривого зеркала» в первую очередь называют актрису Суворинского театра Зинаиду Холмскую, при этом её супруг – театральный критик Александр Кугель занимал не менее значимое положение в создании и дальнейшем руководстве театрального организма, став  вместе с супругой во главе комитета «Кривого зеркала», в который вошли известные беллетристы, фельетонисты, публицисты, авторы газет и журналов.



Стоило Зинаиде Васильевне Холмской представить правлению театрального клуба идею устройства нового передового театра, совсем непохожего на другие – театра-кабаре, как с подобным проектом выступил Всеволод Мейерхольд, уже тогда обладавший «репутацией неутомимого искателя новых форм». Оказавшись в непростой ситуации, «правление приняло поистине соломоново решение: открыть два театра одновременно, оба – в один день, 5 декабря 1908 года». Организация открытия была следующей: «спектакль Мейерхольда пойдет в обычное время – с восьми до двенадцати, а после этого, настоящего театра с двенадцати до трех ночи будет даваться представление «ненастоящего» театра, театра Холмской». Однозначным было и мнение, что сценарий открытия театра Мейерхольда, названного «Лукоморье», была гораздо интереснее и содержательней, чем «Кривого зеркала». Мейерхольд «скомпоновал программу из нескольких пародий, комических сценок, миниатюр, лирических номеров» среди которых «Пролог» Аверченко, инсценировка мистического рассказа Э. По «Последний из Уэшеров», номер, стилизованный под городской лубок в лице кукольного Петрушки, меланхолический романс, пародия В. Соллогуба «Честь и месть», серьезный музыкальный номер и пародийная буффонада «Блэк энд уайт» П. Потемкина. Но, несмотря на то, что «в программе «Лукоморья» участвовал знаменитый «царь смеха», Дядя Костя – К.А. Варламов, декорации писали М. Добужинский и И. Билибин», увы, «миниатюрные пьески, которые поставил Мейерхольд, остроумием не блистали. Программа показалась публике сделанной слишком всерьез. Ожидали другого, хотели попросту посмеяться». Особенно же болезненно провал «Лукоморья» был ощущен тут же произведенным торжеством театра-соперника «Кривое зеркало».  



В танцевальном зале литейного дворца Юсуповых состоялась премьера самого знакового спектакля «Кривого зеркала», «перлом театральной пародии» – «Вампуки, или Принцессы Африканской». Редкий случай, когда название спектакля – «Вампука» становится термином, более ста лет бытующим на оперной сцене. В обиходе режиссеров оперное неправдоподобно-фальшивое исполнение обозначается одним словом: «вампука», «вампучить». «Вместо того, чтобы говорить певцу: «Это неестественно, стали говорить: «Это как в Вампуке», если певица не желала петь полулежа или на втором плане сцены, её стали стыдить той же «Вампукой» (мол, это лишь в «Вампуке» примадонна поет непременно у рампы и обязательно стоя); если хор механически жестикулировал, над режиссером смеялись: «Это же чистейшая «Вампука!» Спектакль, созданный по журнальному фельетону князя Михаила Волконского композитором Эренбергом и режиссером бароном Унгерн фон Штернбергом, являлся блистательной пародией на оперные шедевры Верди и Мейербера, остроумно высмеивая сценические позы великих оперных имен. Так, артист Л. Фенин, работая над созданием пародийного характера  оперно-величественного эфиопского царя, задумал «живописно и горделиво – по-шаляпински – опираться на небо и обмахиваться носовым платком, который он доставал из своего африканского тела – коричневого трико». Таким образом, этим спектаклем было положено начало процессу обновления художественного оперного языка – постепенному отказу от оперно-сценического шаблона. Как вспоминал Евреинов, «Вампука» же чуть не сразу и совсем непосредственно произвела настоящую революцию в театре, после  которой сценический шаблон, и в частности оперный, оказался отмеченным смехотворным клеймом».

  Верхняя площадка Парадной лестницы Столовая первого этажа Парадный Кабинет. Гобеленовая гостиная

 

 

 
     
     
     
 

 

 

 

Copyright © СПб ММТ 2021.